?

Log in

Альбер Камю "Чума"

Альбер Камю
"Чума"

Нил Стивенсон "Анафем"

Нил Стивенсон
"Анафем"



Курт Воннегут

"Колыбель для кошки"

[03.04.15]


1. Я бы и тогда  стал боконистом, если бы кто-нибудь преподал мне кисло-сладкую ложь Боконона. Но о боконизме никто не знал за пределами Сан-Лоренцо.

2. Он вдруг и вышел из своего кабинета и сделал то, чего раньше никогда не делал: он попытался поиграть со мной. До этого он не только со мной не играл, он почти со мной не разговаривал.
А тут он опустился на колени около меня, на ковер, и оскалил зубы, и завертел у меня перед глазами переплет из веревочки.
«Видал? Видал? Видал? – спросил он. – Кошкина колыбель. Видишь кошкину колыбель? Видишь, где спит котеночек? Мяу! Мяу!».
Поры на его коже казались огромными, как кратеры на луне. Уши и ноздри заросли волосами. От него несло сигаретным дымом, как из врат ада. Ничего безобразнее, чем мой отец вблизи, я в жизни не видал.
И вдруг он запел: «Спи, котеночек, усни, угомон тебя возьми. Придет серенький волчок, схватит киску за бочок, серый волк придет, колыбелька упадет.»
Я заревел. Я вскочил и со всех ног бросился вон из дому..

3.  Утро. Пишу дальше, свежий как огурчик после восьмичасового сна. В нашем общежитии сейчас тишина. Все на лекциях, кроме меня. Я – личность привилегированная. Мне на лекции ходить не надо. На прошлой неделе меня исключили… Я был медиком-первокурсником. Исключили меня правильно: доктор из меня вышел бы препаршивый.

4. Люди никак не могли задеть его, ведь людьми он не интересовался.

5. Мать приготовила прекрасный завтрак… А потом, убирая со стола, она нашла около отцовского прибора 25 центов. Он оставил ей на чай.

6.
– Он еще сказал, что наука когда-нибудь откроет основную тайну жизни, – вмешался бармен, потом почесал затылок и нахмурился. – Что-то я читал на днях в газете, будто нашли, в чем секрет, вы не помните?
– Не помню, – пробормотал я.
– А я читала, – Сказала Сандра, – позавчера что ли.
– Ну и в чем тайна жизни? – спросил я.
– Забыла.
– Протеин! – заявил бармен, – чего-то они там нашли в этом самом  п р о т е и н е.
– Ага, – сказала Сандра, – верно.

7.
– Что нового в мире поверхностного натяжения? – спросил я у мисс Пефко.
– А черт его знает! – сказала она. – Лучше не спрашивайте. Я просто пишу на машинке то, что он мне диктует. – И она тут же извинилась, что сказала «черт».

8.
– Ну-с, – благожелательно пробасил доктор Брид. – Как же вам у нас нравится, ведь вы тут уже сколько? Почти год, да?
– Все вы, ученые, чересчур много думаете! – выпалила мисс Пефко. Она залилась идиотским смехом. От приветливости доктора Брида у нее в мозгу перегорели все пробки. Она уже ни за что не отвечала. – Да, все вы думаете слишком много!

9.
– Но если вы чего-то не понимаете, попросите доктора Хорвата объяснить вас. Доктор Хорват прекрасно умеет объяснять. Он любил говорить, что, если ученый не умеет популярно объяснить восьмилетнему ребенку, чем он занимается, значит, он шарлатан.
– Выходит, я глупей восьмилетнего ребенка, –уныло сказала мисс Пефко. –Я даже не знаю, что такое «шарлатан».

10. Многие мореплаватели искали там золото и алмазы, пряности и рубины, ничего не находили, сжигали парочку туземцев для развлечения и острастки и плыли дальше.

11. За наших жен и любовниц! Пусть никогда не встречаются!

12. К северу от Боливара круто вздымались горы, грубыми горбами заполняя весь остальной остров. Их звали Сангре де Христо (кровь христова), но, по-моему, они больше походили на стадо свиней у корыта.

13.
«Сто мучеников за демократию».
Нет ни одного американского школьника, который не знал бы о благородной жертве народа Сан-Лоренцо во Второй мировой войне. Сто храбрых граждан Сан-Лоренцо отдали все, что может отдать свободный человек. Эту сотню посадили на корабль, направляющийся в США: там их должны были вооружить и обучить. Но корабль был потоплен немецкой подлодкой у самого выхода из боливарской гавани. Эти люди и были «сто мучеников за демократию».

14.  
– А вы тоже хотите меня сфотографировать?
– Вы не возражаете?
– Я думаю –значит, существую, значит, могу быть сфотографирован.

15.
– Что случилось? – спросил Касл.
– Понятия не имею. Фрэнк хочет немедленно видеть меня.
– Не торопитесь. Отдохните. Он же идиот.
– Говорит, очень важное дело.
– Откуда он знает – что важно, что не важно? Я бы мог вырезать из банана человечка умнее, чем он.

16.
– Народ Сан-Лоренцо интересуется только тремя вещами: рыболовством, распутством и боконизмом.
– А вы не думаете, что прогресс может их заинтересовать?
– Видали они и прогресс, хоть и мало. Их увлекает только одно прогрессивное изобретение.
– А что именно?
– Электрогитара.

17.
И я вспомнил четырнадцатый том сочинений Боконона – прошлой ночью я его прочел весь, целиком. Четырнадцатый том озаглавлен так:
         «Может ли разумный человек, учитывая опыт прошлых веков, питать хоть малейшую надежду на светлое будущее человечества?»
Прочесть четырнадцатый том недолго. Он состоит всего из одного слова и точки: «Нет».


 

10132076_0_Toshnota_m_Zhan-Pol_Sartr
Жан Поль Сартр

"Тошнота"

[]


1. Одну бы спокойную ночь, одну единственную, и все снимет как рукой.

2. А я живу один, совершенно один. Не разговариваю ни с кем и никогда; ничего не беру, ничего не даю.

3. Когда живешь один, вообще забываешь, что значит рассказывать: правдоподобные истории исчезают вместе с друзьями.

4. Три часа. Три часа — это всегда слишком поздно или слишком рано для всего, что ты собираешься делать. Странное время дня.

5. На стене зияет белая дыра — зеркало. Это ловушка. И я знаю, что попадусь в нее. Так и есть. В зеркале появилось нечто серое. Подхожу, гляжу и отойти уже не могу.

6. По сути, меня возмущает, что лицу вообще можно приписывать такого рода свойства — это все равно что назвать красавцем или уродом горсть земли или кусок скалы.

7. В детстве моя тетка Бижуа говорила мне: "Будешь слишком долго глядеться в зеркало, увидишь в нем обезьяну". Но, должно быть, я гляделся еще дольше — то, что я вижу в зеркале, куда ниже обезьяны, это нечто на грани растительного мира, на уровне полипов.

8. Вот оно, время, в его наготе, оно осуществляется медленно, его приходится ждать, а когда оно наступает, становится тошно, потому что замечаешь, что оно давно уже здесь.
Джордж Мартин

"Танец с драконами. Искры над пеплом"

[09.01.15]

10345971_0_Tanec_s_drakonami_Iskri_nad_peplom_chast_vtoraya_Dzhordzh_Martin
Джордж Мартин

"Танец с драконами. Грезы и пыль"

[20.12.14]

10300869_0_Tanec_s_drakonami_Rrezi_i_pil_chast_pervaya_Dzhordzh_Martin
Джордж Мартин

"Пир стервятников"

[21.11.14]

1026568_0_Pir_stervyatnikov_Dzhordzh_Martin
Джордж Мартин

"Буря мечей"

[17.10.14]

10108284_0_Burya_mechey_Dzhordzh_Martin
Джордж Мартин

"Битва королей"

[26.09.14]

10210504_0_Bitva_koroley_Dzhordzh_Martin